Страница:  28 

Маскарад

Михаил Юрьевич Лермонтов

Выход пятый

Прежние кроме Шприха

(Шприх уходит незамечен.)

Казарин

Мы с Шприхом… где же Шприх?

Пропал.

(В сторону.)

Письмо! так вот что, понимаю!

(Ему.)

Ты в размышленьи…

Арбенин

Да, я размышляю.

Казарин

О бренности надежд и благ земных. —

Арбенин

Почти! о благодарности.

Казарин

Есть мненья

Различные на этот счет,

Но что б ни думал этот или тот,

А все предмет достоин размышленья.

Арбенин

Твое же мнение?

Казарин

Я думаю, мой друг,

Что благодарность — вещь, которая тем боле

Зависит от цены услуг,

Что не всегда добро бывает в нашей воле!

Вот, например, вчера опять

Мне Слукин проиграл почти что тысяч пять

И я, ей-богу, очень благодарен,

Да вот как: пью ли, ем, иль сплю

Все думаю об нем.

Арбенин

Ты шутишь все, Казарин. —

Казарин

Послушай, я тебя люблю

И буду говорить серьёзно;

Но сделай милость, брат, оставь ты вид свой грозный,

И я открою пред тобой

Все таинства премудрости земной.

Мое ты хочешь слышать мненье

О благодарности… изволь: возьми терпенье.

Что ни толкуй Волтер или Декарт —

Мир для меня — колода карт,

Жизнь — банк — рок мечет, я играю

И правила игры я к людям применяю.

И вот теперь пример,

Для поясненья этих правил,

Пусть разом тысячу я на туза поставил:

Так, по предчувствию, — я в картах суевер!

Положим, что случайно, без обману

Он выиграл — я очень рад;

Но все никак туза благодарить не стану

И молча загребу свой клад,

И буду гнуть, да гнуть, покуда не устану;

А там, итоги свел

И карту смятую — под стол!

Теперь — но ты не слушаешь, мой милый?

Арбенин , в размышлении

Повсюду зло — везде обман,

И я намедни, я, как истукан,

Безмолвно слушал, к'ак все это было!

Казарин , в сторону

Задумался.

(Ему.)

Теперь мы перейдем

К другому казусу и дело разберем;

Но постепенно, чтоб не сбиться.

Положим, например, в игру или разврат

Ты б захотел опять пуститься,

И тут приятель твой случится

И скажет: «Эй, остерегися, брат».

И прочие премудрые советы,

Которые не стоят ничего.

И ты случайно, так, послушаешь его; —

Ему поклон и многи леты;

И если он тебя от пьянства удержал,

То напои его сейчас без замедленья

И в карты обыграй в обмен за наставленье.

А от игры он спас… так ты ступай на бал,

Влюбись в его жену… иль можешь не влюбиться,

Но обольсти ее, чтоб с мужем расплатиться.

В обоих случаях ты будешь прав, дружок,

И только что отдашь уроком за урок.

Арбенин

Ты славный моралист!

(В сторону.)

Так, это всем известно…

А, князь… За ваш урок я заплачу вам честно.

Казарин , не обращая внимания

Последний пункт осталось объяснить:

Ты любишь женщину… ты жертвуешь ей честью,

Богатством, дружбою и жизнью, может быть;

Ты окружил ее забавами и лестью

Но ей за что тебя благодарить?

Ты это сделал все из страсти

И самолюбия, отчасти, —

Чтоб ею обладать, пожертвовал ты всё,

А не для счастия её.

Да, — пораздумай-ка об этом хладнокровно

И скажешь сам, что в мире все условно.

Арбенин , расстроенно

Да, да, ты прав: чт'о женщине в любви?

Победы новые ей нужны ежедневно.

Пожалуй, плачь, терзайся и моли —

Смешон ей вид и голос твой плачевной,

Ты прав — глупец, кто в женщине одной

Мечтал найти свой рай земной. —

Казарин

Ты рассуждаешь очень здраво,

Хотя женат и счастлив.

Арбенин

Право?

Казарин

А разве нет?

Арбенин

О! счастлив… да…

Казарин

Я очень рад,

Однако ж все мне жаль, что ты женат!

Арбенин

А что же?

Казарин

Так… я вспоминаю

Про прежнее… когда с тобой

Кутили мы, в чью голову, — не знаю,

Хоть оба мы ребята с головой!..

Вот было время… Утром отдых, нега,

Воспоминания приятного ночлега…

Потом обед, вино — Рауля честь…

В гранёных кубках пенится и блещет,

Беседа шумная, острот не перечесть,

Потом в театр — душа трепещет

При мысли, как с тобой вдвоем из-за кулис

Выманивали мы танцовщиц и актрис…

Не правда ли, что древле

Все было лучше и дешевле?

Вот пьеса кончилась… и мы летим стрелой

К приятелю… взошли… игра уж в самой силе;

На картах золото насыпано горой:

Тот весь горит… другой

Бледнее, чем мертвец в могиле.

Садимся мы… и загорелся бой?..

Тут, тут сквозь душу переходит

Страстей и ощущений тьма,

И часто мысль гигантская заводит

Пружину пылкого ума…

И если победишь противника уменьем,

Судьбу заставишь пасть к ногам твоим с смиреньем —

Тогда и сам Наполеон

Тебе покажется и жалок и смешон.

(Арбенин отворачивается.)

Арбенин

О! кто мне возвратит… вас, буйные надежды,

Вас, нестерпимые, но пламенные дни! —

За вас отдам я счастие невежды,

Беспечность и покой — не для меня они!..

Мне ль быть супругом и отцом семейства,

Мне ль, мне ль, который испытал

Все сладости порока и злодейства,

И перед их лицом ни разу не дрожал?

Прочь, добродетель: я тебя не знаю,

Я был обманут и тобой,

И краткий наш союз отныне разрываю —

Прощай — прощай!..

(Падает на стул и закрывает лицо.)

Казарин

Теперь он мой!..

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Комната у князя. (Дверь в другую растворена.) (Он в другой спит на диване.)

 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Михаил Юрьевич Лермонтов
Библиотека русской классики